24 Січень 2014
14 155
Рубрика: блог

Киевский торт с острым перцем

Зона комфорта моих сограждан впервые за 20 лет вышла за пределы их квартир и домов.

Апдейт от 2014-01-27. Это оригинал данной статьи, на Хабр она была скопирована отсюда. Киевский пирог оказался слишком острым, за что мой акаунт обоснованно слили. Поделом мне, политике там не место. Спасибо вам за отзывы, спасибо за теплые слова и обоснованную критику. Надеюсь, статья выполнила задачу — еще несколько человек “все поняли”.

Это будет не самый простой для меня пост. И необычный формат для этого дневника. Мне сложно здесь писать про политику. Но еще сложнее не писать. 

Друзья, среди вас сейчас сложно найти человека, который бы не слышал о событиях, происходящих в Киеве. Майдан, Крещатик, Банковая, улица Грушевского, Михайловская площадь, Межигорье — эти никому неинтересные термины нынче на слуху у всего мира. Только в совсем разных контекстах. И мне больно слышать, когда кого-то называют “проплаченным агентом” или “про-западным быдлом”.

Хочу, чтобы мои читатели знали, о чем я думаю. У каждого из вас может и должна быть своя точка зрения, которую я уважаю. Также она есть и у меня.

Go on, impress me

За месяц в столице у меня выросла борода, появилась сотня врагов и две сотни друзей. Вышло так, что сегодня время, когда моя страна находится между прошлым и будущим. Шаг назад — и мы в советском союзе. Шаг вперед — и мы в неизвестности.

Польская “Солидарность” боролась против коммунизма и победила. Мы еще продолжаем и уже двадцать лет выветриваем из комнаты коммунистические запахи. И до сих пор не выветрили. Как еще объяснить, что несколько тысяч ребят в спортивной форме c окраин за 30$ с удовольствием ехали делать беспорядки без вопросов “зачем” и мыслей о последствиях.

Выбор из докторской колбасы по 2,50 руб. или билет Днепропетровск–Лиссабон за 25 евро — примерно так заканчивался мой ноябрь. Шок от ночных избиений студентов на Майдане — так начался мой декабрь. Танцы и пляски на центральной площади и самая красивая елка в мире — таким был мой Новый год.

елка

Выдуманные господа с гранатами и оружием, которые бросают коктейли имени вячеслава михайловича и убивают моих соседей в центре столицы — так заканчивается мой январь. Чего ждать дальше, никто не знает. Но пути назад за дымом костров уже не видно.

Если до сих пор кто-то не понимает, это все уже давно не за ЕС или еще что-то. Это против беззакония. Например, против такого.

А 16 января незнакомые мне люди собрались и подбрасыванием боярских шапок приняли законы, которые фактически вычеркнули права человека из конституции страны. И мирная демонстрация с танцами и плясками превратилась в элегантную революцию…

Кто виноват?

Сами виноваты. Много лет украинцы вели себя так, что гимн впору было переименовать в “Ще не вмерла наша хата скраю”.

Проще было переступить мусор в подъезде, чем убрать его. Отойти подальше казалось легче, чем выяснить, почему три человека в форме прижали к стене студента. Положив заученным движением купюру в права, мы забыли вопрос “какова причина остановки машины?”.

То, что я увидел на улицах Киева, меня сначала удивило, позже — порадовало. Дальше — напугало. И вот почему.

Ну и почему?

Зона комфорта моих сограждан впервые за 20 лет вышла за пределы их квартир и домов.

Парень в инвалидном кресле убирает снег, а девушка с ДЦП раскладывает пакетики с чаем в стаканы с кипятком, чтобы их отнесли на баррикады. Бабушка достает из пакета 15 блинчиков с творогом на пункте раздачи: “Свіжі, синку, тільки посмажила”. С благодарностью берешь и смотришь, как за пунктом в очереди за едой стоит 150 человек.

Два огромных неразговорчивых мужика с седыми усами в затертых куртках со словами “это вам из Запорожья” ставят на стол ящик с 30 кг меда. Подходят два парня в конверсах и клетчатых куртках: один с улыбкой достает из рюкзака несколько килограмм кофе, второй снимает пост для инстаграма на пятый айфон.

Девушки лет по 19 в легких пальто и с инеем на ресницах подходят к охранникам: “давайте мы тут чем-нибудь поможем”. Ведущий теленовостей с центрального канала по несколько часов в день раздает людям бутерброды. А ты на глазах у внутренних войск чистишь снег бок-о-бок с музыкальным кумиром своего юношества.

Знакомый шеф-повар сдал билеты в Москву и готовит 150 кг плова в казане. Шикарный ресторан под открытым небом в центре столицы откроется через полчаса. Мимо проходит молодой армянин с шикарной бородой и плакатом про бога.

Скоро его больше не будет среди нас.

Сложно разговаривать — двадцать тысяч голосов кричит “Героям слава”. И ты кричишь.

Вечером же в новостях ты узнаешь правду. Запорожцы это агенты штатов, хипстеры — геи, девушки конечно же лесбиянки. Бабушка — зомбированная, шеф-повар просто дурак, а Сергей с плакатом… сам виноват. И каждый из них честно отработал свои 30$. Теперь о погоде.

Я украинец. И я горжусь этим. Мои родители украинцы, прадед — беларус. Мой лучший друг — русский, из Иркутска. Мои родственники — сербы и поляки. Наши народы близки так, как бывает редко. И наши руководители пользуются этим, чтобы зарабатывать деньги. Оказывается, это совсем несложно — нужно всего лишь придумать, как разделить народ и придумать объект спора.

Зачем это все?

Если кратко, то весь пост можно вместить в два предложения от симферопольского знакомого:

Я обычный программист. Казалось бы, чего страдать программистам? Тем более, фрилансерам. Ведь план прост:

  1. Купить билет до Бангкока
  2. Бросить в рюкзак шорты и ноутбук
  3. Попросить место у окна
  4. Profit!

Ни тебе снега, ни правохоронительных органов, ни титушек — все для тебя. Но сложно покинуть деревню. И еще сложнее сделать, чтобы деревня покинула тебя. Тем более, деревня, в которой ты вырос и хочешь, чтобы она перестала быть деревней.

Поэтому-то много кто из киевлян сейчас после работы ходит нарушать закон на центральную площадь. Ведь безразличие убивает не хуже пули.

Один из программистов самсунга вышел на улицы Киева в шлеме и оказался в милиции по обвинению в “организации массовых беспорядков”. Это именно то, против чего воевал мой прадед. В нацисткой Германии был закон — выдавать соседей-евреев. Это был именно закон и его невыполнение вызывало большие проблемы.

Сегодня киевские повстанцы нарушают закон. Когда находятся более 5 человек вместе, когда надевают шлемы, делают ретвит или закрывают лицо от мороза шарфом.

Любой, кто против Майдана или “воздерживается”, молчаливо поддерживает эти законы. Простите, опечатался — беззаконие.

Ты задолбал, ты за кого?

Те, кто кормится из вкусной столичной кормушки, будут стоять до последнего. Те, кто не хочет за свой счет строить незнакомым людям дворцы и покупать им дорогие машины с часами по 30 тыс. евро, сегодня мерзнут и дышат гарью от горящих шин. На улице имени первого президента моей выдуманной страны. Я не люблю политику и не лезу в нее. Пока она не лезет ко мне.

Поэтому я против разрухи в головах. Против законов джунглей, по которым меня заставляют жить. Против рабского способа мыслить.

Не надо “рассматривать возможности санкций”, не надо “проверять счета” и стоять с минутой молчания, дальше переходя к другим вопросам. Не надо профессиональных переживаний ведущих на Верном канале. Обещать — не значит жениться.

Это моя страна. И пожалуйста, дайте мне самому решать, что с ней будет дальше.

В итоге

Многословный ролик от прекрасного и умного человека Филла, который он с коллегами делал целый месяц. Чтобы еще несколько человек “все поняли”.

Фото — Илья Варламов, Reuters и незнакомые фотографы.

Тепер я хочу бачити коментарі 69